Эпидемический Святой Грааль

Эпидемический Святой Грааль

В больших соперничествах очень важно кто первый. Россия неслучайно вакцине против COVID-19 – первой, которая поступит в массовый оборот, дала название «Спутник». Американцы неслучайно сразу отреагировали, заявив, что важно не то, кто первый, а то, насколько вакцина безопасна. Вакцина разожгла национализм, стала еще одним поводом для борьбы за новый геополитический порядок.

пишет: Бошко Якшич

Название «Спутник-5» – метафора. Символ национальной гордости. Оно напоминает спутник, запущенный Советским Союзом 4 октября 1957 года, что позволило стране стать первой державой, которая вывела искусственный объект в космос. В Москве праздновали, в Вашингтоне были вне себя.

СССР больше не существует, но американско-российское соперничество никогда не утихало. И оно не касается лишь количества ядерных боеголовок, которыми оснащены межконтинентальные ракеты. Оно касалось Лунной гонки и Олимпийских игр, которые регулярно выступают в качестве площадки для колоссальных соревнований по количеству золотых медалей.

Когда появился коронавирус, мир был застигнут врасплох, но сразу начались поиски эпидемического Святого Грааля. Инновационные машины были введены в эксплуатацию на полной мощности. Свет не гаснет в как минимум 150 мировых лабораториях; команды ученых отказались от привычной деятельности, чтобы участвовать в захватывающей гонке вакцин против коронавируса, которым инфицировался 21 миллион человек, и который унес больше 750 000 жизней.

Аналогичную гонку история медицины вряд ли помнит, но, чтобы создать вакцину, нужно много терпения, необходимо учитывать каждую деталь и обладать устойчивостью к разочаровывающим неудачам.

Погоня за аппаратами ИВЛ в первые дни пандемии ничто по сравнению с паникой, вызванной гонкой по созданию первой одобренной вакцины, которая появится на рынке. Жестокое геостратегическое состязание. Фармацевтический шпионаж. Американцы обвиняют китайских хакеров, а также, совместно с Канадцами и Британцами, и российских, в том, что они пытаются украсть релевантные данные. О вакцинации мечтает и Ким Чен Ын.

Сотни миллиардов долларов были вложены в исследования последовательности генома вирусной загадки под названием «корона». Согласно недавним данным, больше 140 потенциальных вакцин находится в предклинических исследованиях, и еще около 30 в клинических; такое количество никогда не было зарегистрировано в такие короткие сроки. Ученые напоминают, что вакцина обычно требует годы тестирования, но они надеются, что из-за драматичности ситуации им удастся разработать ее в течение 12-18 месяцев.

Вакцина должна пройти предклиническую стадию — исследования на животных. 1 стадия исследования проходит на малых группах людей, 2 стадия — на сотнях, и 3 — на тысячах, для того чтобы убедиться в ее безопасности. Стандарты более жесткие, чем для лекарственных средств, потому что вакцину получают миллионы людей.

Итак, 11 августа у эпидемического национализма появился победитель. Владимир Путин объявил о том, что российские ученые победили в глобальной гонке, и что его страна становится первой, одобрившей экспериментальную вакцину. Путин гордился учеными, которые опередили своих коллег из США, Канады, Великобритании, Германии, Швеции, Израиля, Китая или Индии.

Глава Кремля, который с помощью вакцины хотел развеять миф о России, как отсталой и авторитарной стране, похвалился тем, что одна из двух его дочерей сделала себе две дозы прививки, и это должно послужить ключевым доказательством ее безопасности. Если она достаточно хороша для дочери президента, то она хороша и для меня. Не так ли?

Я не полностью уверен, во-первых, потому что я не эксперт, во-вторых, из-за гонки за первое место, которая легко может аннулировать эффективность и факторы безопасности, на которых настаивает Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), в-третьих — у меня есть основания сомневаться в традиционной (не)прозрачности Кремля.

Крупнейшая проблема России — то, что Путину не удается убедить мировых экспертов в том, в чем он убедил свою дочь, и, таким образом, поднять собственный рейтинг, который в последнее время снижается в России.

Все похоже на журналистику. В попытке победить конкурентов и стать первым, часто получается, что у оригинальной истории есть много упущений, что она не включила всю необходимую фактографию и что не было получено достаточное количество мнений. Поэтому впоследствии придется вносить корректировки, а иногда даже исправлять. Для хорошего текста нужно время.

Оказывается, что в московском институте им. Гамалеи не провели все клинические исследования. Несоблюдение всех процедур — это результат желания, чтобы Россия была первой на линии финиша, и чтобы Путин заработал единый научно-политический балл.

ВОЗ относится скептически к российской волшебной формуле. Эксперты всемирного здравоохранения подали сигналы, предупреждая о том, что не проводились массовые исследования 3 этапа, необходимые, для того чтобы проверить безопасна ли и эффективна вакцина от COVID-19 или грозит создать у людей ложное чувство безопасности касательно их иммунитета.

Россия признается в том, что она традиционно держит в тайне данные о своих исследованиях, но в Москве подтвердили, что результаты Стадии 1 и Стадии 2 будут обнародованы к концу августа. Опять аналогия со Спутником: спутник пять дней летал вокруг Земли, и Москва лишь в пятый день официально подтвердила его существование.

Нехватка прозрачности больше всего волнует ученых на Западе, но она должна волновать и всех потенциальных потребителей российской вакцины, массовое производство которой начнется в сентябре, а вакцинация в октябре.

В то время как увеличивается напряжение между потребностью политиков показать общественности, как сильно они борются за здоровье народа, и осторожностью ученых, желающих высокий уровень безопасности, в Москве подтверждают, что получили заявки из 20 государств на больше миллиарда доз и что готовятся производить в пяти странах 500 000 доз в год.

Находится ли Сербия среди них? Александр Вучич объявил, что у нас будет вакцина в ноябре, поскольку договоренность с «кем-то» уже достигнута. Он «с радостью» получил новости из России и, как уже много раз, пообещал, что о том, какая вакцина будет использоваться, решат эксперты.

Что касается меня, то мне все равно, кто был первым. Самое главное — сколько исследований было проведено, насколько вакцина надежна. Была ли она произведена по ускоренной процедуре в тени политического давления? Нам необходимо знать какие живые микроорганизмы мы будем вводить в свой организм. В противном случае мы также можем пойти выпить воды из мутной лужи.

«Никто не будет в безопасности, пока в безопасности не будут все люди повсеместно», — заявил генсек ООН Антониу Гутерриш.

Будем ли мы, как и другие страны, для начала искать добровольцев, чтобы убедиться в том, что мы получили наиболее эффективную вакцину, а не препарат, сделанный в результате политического или какого-то другого маркетинга? Станут ли президент, члены Правительства и Главного Совета Сербской прогрессивной партии первыми, кто получит вакцину? Кто в этой стране, подавленной всеобщим недоверием, будет проверять, какую вакцину мы получаем?

Власти, не добившиеся доверия гражданского общества, будут наиболее ответственны, если кампания вакцинации не получится. Я опасаюсь, что сербские власти имеют склонность к быстрым решениям, чтобы похвастаться, что мы среди первых в мире. Плохой признак, когда политика определяет место приобретения вакцин. Идеология, политика и даже финансовые расчеты, должны быть полностью отстранены из общественного здравоохранения.

Поэтому я ожидаю, что Вучич сдержит слово. По его собственным словам, он не будет зарабатывать политические баллы на вакцинации народа. Так как он попытался на здравоохранении заработать баллы для нужд внутренней политики, то пора отказаться от этого в области внешней политики здравоохранения. Хватит уже с политизацией!

Ovaj sajt koristi "kolačiće" kako bi se obezbedilo bolje korisničko iskustvo. Ako želite da blokirate "kolačiće", molimo podesite svoj pretraživač.